martin33 (martin33) wrote,
martin33
martin33

Выкладыываю обещанный репортаж







"Я верю, что еще встану на ноги!"

Корреспондент «Хронометра» с помощью Александра Воронова, бывшего мотогонщика, а ныне «колясочника», испытал на себе: каково в нашем городе людям с ограниченными возможностями.


Александр Николаевич — инженер-строитель по образованию. Серьезно занимался мотокроссом. В 92-м попал в аварию – на любимом мотоцикле. С тех пор — в инвалидном кресле.

Воронов живет на втором этаже, с лестницы спускается с помощью мамы Валентины Александровны – 84 года, перенесла три инсульта. Еще помогает специальная конструкция, которую смастерили друзья.
Я же сажусь в коляску с рычажно-механическим приводом. Чтобы двигаться вперед и управлять колесами, нужно изо всех сил работать руками. Скажу сразу: мой личный рекорд – 200 метров. Бамс! – застрял на середине огромной лужи, которую просто невозможно объехать. Двигаю рычагами туда-сюда, но коляска будто приросла к земле.
— Все, если в луже застрял, а сопровождающего нет, сидишь и ждешь, когда прохожие появятся. Глядишь, помогут, вытащат, — ободряет меня Александр Воронов.
Следующая непреодолимая преграда – небольшой сугроб. Колеса проскальзывают.
— Зимой вообще ездить невозможно, — подтверждает Александр Воронов. – По крайней мере, на таких старых колясках.

Почта. Аптека. Магазин
Вместе с Александром Николаевичем мы пытаемся совершить самую обыкновенную утреннюю прогулку – от дома до магазина, аптеки, почты. Мы, ходящие, можем где-то срезать путь: тропками, дворами…
— У меня от дома со 2-го Коллективного проезда до улицы Горького есть только один вариант – и тот круговой, — чуть-чуть упустив ситуацию, Александр Воронов тоже застревает в луже. Дальше мы едем в горку, коляску приходится подталкивать. Крыльцо отделения почты. Пандус есть, но слишком крутой – не выдержан угол. Помогаю Воронову въехать и спуститься.
Дальше две аптеки — ни одного пандуса. Отсутствуют въезды в магазины одежды, нотариальную контору, магазин цветов. «Продукты» — и тоже не заехать
— Да, с продуктами трудно, приходится ездить в супермаркет. Далековато, по Октябрьскому проспекту. Но там пандус нормальный. Обратно приходится возвращаться в горку — тяжело, силы уже не те.
— Почему, как вы думаете, у нас пандусов мало?
— Кто его знает. Я однажды увидел по телевизору, как депутата-колясочника в Госдуме на руках несут. Если в Думе такое, так чего же нам ждать. Но сейчас вроде бы начали делать... Скажу так: пандусы есть, только многие из них бесполезны, слишком крутые – по таким в магазин не въехать.

«Водители хорошие. Дороги у нас плохие»

Бордюры!!! На тротуарах строители часто забывают притопить поребрики, а через них без посторонней помощи не перебраться! Я не выдержал, пошел ногами. Александр Николаевич не может проехать по тротуару и выезжает на дорогу. Лавирует между машинами, стараясь придерживаться обочины. А мне становится за него по-настоящему страшно.
— Александр Николаевич! Вон как внедорожники несутся!
— Иначе вообще не проедешь!
— Да его еще грязью и водой из луж окатывают, кошмар какой, — вздыхает бредущая с нами мама Валентина Александровна. За Вороновым мы уже просто не поспеваем!
— На самом деле водители нормальные, дорогу уступают, стараются ехать аккуратно, — парирует Воронов. — Вот дороги плохие, конечно!
Через каждые двести-триста метров нам с Александром Николаевичем приходится отдыхать. На прогулку тратим почти два часа.
— Но выбора нет, надо двигаться, — говорит Александр.

«Главное – не сломаться»
А я еще переживал вчера, что у меня компьютер сломался…. Пока не столкнешься с настоящей бедой, не поймешь, что это такое на самом деле. А Александр рассказывает мне, что еще совсем недавно, когда силы были что надо – по всему городу ездил. Это сейчас выбирается на улицу нечасто. Дело еще и в колясках. У него их две – домашняя и прогулочная. Но у обеих давно вышли сроки эксплуатации. С 2008 года борется за коляску с электроприводом. Есть заключения врачей – о том, что мышцы рук работают все хуже и хуже. То есть, по сути, коляску дать надо.
— Но все упирается в конкретных чиновников, мимо которых не пройдешь. Не подтверждает комиссия, что мне нужна такая коляска. В одной из последних бумаг формулировка: «Выделить коляску с электроприводом не представляется возможным». Мне так и говорят: «Ну как же я вам дам коляску, она же такая дорогая». Спрашиваю: а как же жить? Уж как-нибудь, отвечают… На самом деле очень грустно, что к тебе относятся как к быдлу. Это беда нашей страны. Но главное – не сломаться. Тогда, 18 лет назад, я очнулся после операции и подумал: вот бы еще раз сесть на любимый мотоцикл. Потом начал мечтать о ходьбе. Ведь был случай: женщина вновь встала на ноги спустя двадцать лет. Когда я десять лет провел в коляске, думал, что у меня в запасе еще десятка. Да я и сейчас верю, что пойду, что еще встану. Иначе нельзя.

Мнение
Любовь Ивановна КАЦ, председатель городской комиссии по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры
:
— В 2009-м я лично села в коляску, чтобы проехать по городу. Так вот, смогла проехать только несколько метров! Поребрики
не утоплены, пандусов нет. Сегодня, слава Богу, ситуация потихоньку меняется к лучшему.
Важно, чтобы новые пандусы делались по нормативам, иначе для людей с ограниченными возможностями они будут бесполезны.

Генеральная ассамблея ООН провозгласила
3 декабря Международным днем инвалидов. Очень часто в этот день самым главным становится лозунг: «Инвалид – не приговор»!
Tags: власть, инвалиды, работа
Subscribe
promo martin33 august 27, 2016 14:00 38
Buy for 50 tokens
Любите ли вы дорогу так, как люблю ее я? Порой очень нравится куда-то ехать. Многое, конечно, зависит от комфорта и настроения. Так, несколько лет назад меня очень вымотала поездка из Гусь-Хрустального в Рязань. А когда пару недель назад поехал на автобусе снова, даже понравилось. И подремал, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments