martin33 (martin33) wrote,
martin33
martin33

"Мы не лечим, мы спасаем"

Выкладываю несколько отличный от газетного варианта репортаж. Как, собственно, и обещал.



Корреспондент «Хронометра» отдежурил на «Скорой помощи» и увидел, от чего в морозы страдают владимирцы.

- У мужа боли в сердце, лежит, не встает, - высокая женщина с порога вводит нас с фельдшером Алексеем Буланкиным в курс дела, провожает в комнату.
На первый за четверг вызов мы приехали быстро, вся дорога - 10 минут. Мужчина лежит на диване. Говорит, колющая боль пронзает сердце, отдает в руку. Не первый день уже болит. Алексей делает кардиограмму – хорошая, инфаркта, слава Богу, нет. А вот давление повышено.
- Эти таблетки нормализуют давление. На работу вам сегодня лучше не ходить, отлеживайтесь. А вот к врачу обратиться надо. Мы ведь не лечим, мы в трудный момент спасаем, - советует Алексей.

- Говорите, что даете мужу, я запишу. Не думайте, что я дилетантка, кое-что соображаю, - супруга, кажется, держит ухо востро. Как-то нервно все получается. Оно и понятно – близкие люди всегда переживают.
Алексей спрашивает, можно ли сделать фотографии. Узнав, что у нее дома корреспондент «Хронометра», женщина тут же переключается:
- «Хронометр» - наша любимая газета! Там-то есть что почитать, очень нравится. И вашу книжную коллекцию я собираю.
Классно! Настроение улучшается, даже дикий холод легче переносится.
- На самом деле, такие перепады погоды, такие резкие похолодания могут отразиться на здоровье. Давление скачет, особо перепады бьют как раз по гипертоникам. В последние дни мы это и наблюдаем, - резюмирует Алексей, когда мы садимся в машину.

Спокойствие, только спокойствие
- Никогда нельзя показывать пациентам, что ты устал, что ты злишься – только улыбка и спокойное объяснение, - Алексей сейчас – само добродушие.
- А бывает, что люди неадекватно реагируют: кричат, бесятся, сопротивляются?
- Сколько угодно случаев – на любой вкус и цвет. Например, приезжаем к восьмидесятилетней женщине, ее парализовало. В квартире кроме пациентки сын и друг. Мы делаем кардиограмму, снимаем необходимые показания – все, что положено по стандартам. В спокойной форме говорим, что сейчас повезем пациентку в стационар, нужно найти полис и паспорт. Вдруг сын бабушки начинает на нас орать, выхватывает нож…
- И как тут защитишься…
- Мы не имеем права применять физическую силу. На вызове можем объясняться с пациентом только в словесной форме. Вот поэтому я говорю: спокойствие, только спокойствие. Около года назад была одна история. Дают вызов – роды. Донеслись до дома минут за пять, я поднимаюсь и слышу страшный крик. Заскакиваю в квартиру, а там такая картина: стоит абсолютно голая женщина. На полу в луже крови лежит младенец с черепно-мозговой травмой. Упал, потому что женщина рожала стоя. Мы все раны обработали, нормально вышло. Собираемся отправить женщину в больницу. Вдруг заскакивает ее муж, накидывается на нас, применяет силу. Орет: «Да я вас всех порешу! Почему вы не успели? Почему моя жена рожает дома». Еле успокоили.
- Да он просто отдыхал в какой-то сауне, а тут такой звонок. Не понравилось ему, видно, что с гулянки вытащили. А выходит так: поможешь человеку – и получи в морду, - вступает в разговор водитель Николай.
«Дороги – помойка!»
И снова вызов, и снова мы приезжаем за десять минут. Во многом, благодаря Николаю. Сразу видно – мастер вождения.
В комнате нас ожидает 83-летний дедушка. Видит плохо. И слышит, похоже, тоже.
- На что жалуемся?
- А? У меня все хорошо.
Дочка Валерия Алексеевича рассказывает, что у мужчины резко поднялось давление. Вызов отрабатываем спокойно - Алексей оперативно проводит диагностику и делает старичку укол. Не вставать два часа.

Забегая вперед: жалоб на давление будет еще много. Морозы...
Едем дальше. Брямс! Это мы, лавируя по дворам, словили яму, вполне нехилую. Вот ведь угораздит! А будь в машине пациент, пришлось бы ему несладко. Алексей сокрушается: стараешься везти больных мягко, но как с такими дорогами… Трямс – опять колдобина на пути!
- Дороги в городе – помойка. Г…но, - говорит Николай.
Наш водитель немногословен. Но попадает в точку.
Мифы
Вызовов пока нет, приезжаем на базу. Но, не успев перевести дух, снова садимся в машину («Видел бы ты, как мы раньше на УАЗиках катались, вот это было что-то»). Мои напарники вроде бы разговорились. Самое время разрушить мифы. Подкатываю с вопросом:
- А почему порой «Скорая» долго едет? Люди и по полчаса ждут, и по сорок минут.
- Да нельзя разорваться, - отвечает фельдшер. – Вот мы сейчас с базы выехали, доберемся за десять минут. А попробуй доехать из Доброго до улицы Разина или из Энергетика до Химзавода. За полчаса не доберешься. Машин мало, звонков много. К тому же, диспетчер может анализировать: какой вызов критичен, а какой может немного подождать.
Кстати, еще один миф, что автомобили плохо оборудованы. Сегодня в «Скорых» - все самые необходимые современные медицинские аппараты.
- Ни в плане оборудования, ни в плане обеспеченности препаратами вопросов нет. Но это у нас во Владимире. Был я тут в одном районном центре…
Своеобразная романтика
Наш следующий вызов – необходимо доставить 75-летнюю женщину в Больницу скорой помощи. Несколько лет назад у Надежды Лавровны был инсульт, сейчас разыгралась поджелудочная. Собираясь в больницу, пациентка вдруг плачет: сына схоронила, муж вот сейчас заболел.
Надежда Лавровна выходит из квартиры с шепотом: «Помоги, Господи»… Мы с Алексеем помогаем пенсионерке забраться в машину. Фельдшер молчалив. И вдруг начинает рассказывать: стать врачом – его детская мечта. Родители желание только поддерживали. После школы – учеба в медицинском колледже. Алексей считает, что медицина – это призвание. В прошлом году он, кстати, победил в конкурсе «Лучший фельдшер города Владимира».
- В «Скорой» я уже семь лет. За год в среднем полторы-две тысячи вызовов. Соответственно, тысяч 13-14 через меня прошло. Многих людей помню. Видят меня на улице – здороваются, благодарят. Ведь не по одному разу, бывает, к человеку несешься. Да, тяжело, приехав, констатировать смерть. Но какое счастье спасти жизнь… Нужно быть очень профессиональным и аккуратным. Жизнь человека – тончайшая нить.
- Не жалеешь, Алексей, что в «Скорой» работаешь? Наверняка можно найти место поспокойнее.
- Ни капли не жалею! Помогаю людям, работа нравится… Романтика.
Едем молча.
- Это каторга, а не работа, - произносит водитель Николай.
- Почему?
- А ты подежурь-ка с нами несколько суток…

Проблема
Анатолий МЕЛКОМУКОВ, главврач Станции скорой помощи города Владимира:
- Сейчас, в жгучие морозы много вызовов – забрать замерзшего пьяницу или человека без определенного места жительства с обморожением конечностей. А куда их везти? Раньше вытрезвители работали, теперь они закрыты. Вот и думай: на улице человека не оставишь, не домой же к себе забирать. Ищем у пациента хоть перелом, хоть ссадину какую-то, чтобы на законных основаниях увезти его в больницу. Или в милицию доставляем. Но она же тоже не резиновая…
Tags: здоровье, работа, скорая помошь, фото
Subscribe
promo martin33 august 27, 2016 14:00 38
Buy for 50 tokens
Любите ли вы дорогу так, как люблю ее я? Порой очень нравится куда-то ехать. Многое, конечно, зависит от комфорта и настроения. Так, несколько лет назад меня очень вымотала поездка из Гусь-Хрустального в Рязань. А когда пару недель назад поехал на автобусе снова, даже понравилось. И подремал, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments