martin33 (martin33) wrote,
martin33
martin33

Пропащие


Говард Пинк, заместитель директора департамента энергетики, задержался на работе дольше обычного. На часах было без четверти восемь, когда он убрал в стол красную папку с бумагами и с удовольствием потянулся. Накинул клетчатый пиджак, подхватил туго набитый кожаный портфель и вышел из кабинета.
Мистер Пинк не любил ездить с личным шофером. Почти всегда он сам садился за руль черного «Альфа Ромео». Дорога успокаивала. А когда внезапно становилось грустно, Пинк мог подолгу наматывать километры по загородной трассе. Так или иначе, сегодня у чиновника выбора не было. Личный шофер Берни отпущен на встречу однокурсников.
Пинк не стал пользоваться лифтом и спустился в гараж по центральной лестнице. Подошел к машине, но не нашел в кармане пиджака ключей. Чиновник обшарил все оставшиеся карманы, выложил из пухлого портфеля бумаги, счета и визитки на капот машины. Ключей не было. Ведь как-то он автомобиль запирал! Связка точно должна была лежать в пиджаке.
Начинающий закипать Пинк вернулся в кабинет на лифте. Минут пять он проверял содержимое стола, ползал на коленках по полу и даже осматривал подоконники.
- Потерял, что ли?! Вот же дрянь! - выругался Говард Пинк и вызвал такси. Завтра выходной. Он позвонит Берни - тот решит вопрос с запасными ключами.
На всякий случай Пинк заглянул в бар. Ключей не было. На глаза попалось дорогое виски. Говард наполнил стакан наполовину и опрокинул его одним махом. Такси - так такси.
Заказанный автомобиль уже ждал Пинка у главного крыльца департамента. Заместитель директора расположился поудобнее, приоткрыл окно и попытался расслабиться. Не тут-то было – шофер попался словоохотливый. В последнее время Гарри приходилось работать сутками, чтобы оплачивать учебу сына. А тот – вот ведь сорванец – не желал прилежно заниматься. Они не проехали еще и пяти километров, когда выяснилось, что жена Гарри – отличный бухгалтер, а теща имеет вредный и вздорный характер. А еще таксист никак не может понять, почему «ястребы» проигрывают уже третью игру кряду.
Против обыкновения Пинк не раздражался. Наверное, сказывалось виски.
Шофер тем временем принялся расхваливать свою контору.
-…На дорогах не лихачим. Приезжаем вовремя. В общем, держим марку. У вас есть наша визитка? - Гарри провел рукой по небольшой полочке рядом с бардачком, но ничего там не обнаружил. – Ой. Закончились. Я сейчас запишу телефон на бумажке…
-Не стоит. Остановите, пожалуйста, у того магазина.
Расплатившись, Говард Пинк выбрался из машины. Он не доехал до дома пару кварталов. Хотелось зайти в бар неподалеку.
В заведении не было ни души. Даже бармен куда-то пропал. Будто из аквариуму всю воду вместе с рыбой вылили, да только камни и водоросли остались. Ну, на «нет» и суда нет. Заместитель директора департамента вышел из заведения и направился к своему особняку из белого кирпича.
Пинк шел и размышлял о том, что подарить на День рождения сыну. Он так задумался, что едва не пропустил нужный поворот. Повернув, Говард мгновенно остановился.
- Что за дрянь?! – чуть слышно прошептал он.
Что за еханая дрянь?
Дома не было.
Дома заместителя директора департамента энергетики Говарда Пинка не было.
На месте здания росли деревья. Под ногами стелились дорожки и почти бирюзовый газон. Все скамейки у дорожек были заняты молодыми парочками. Плюс - ларек с шоколадом и конфетами, фонтан. Сомнений не оставалось – на том месте, где вот уже 13 лет стоял дом мистера Пинка, сейчас раскинулся небольшой парк. Нехило так раскинулся.
Пинк издал что-то среднее между кашлем и воем.
Обернулась пара прохожих. Плевать.
Где-то две минуты Говард Пинк ошалело смотрел на все это безобразие. Затем, прислонившись спиной к столбу, осел на мостовую. Достал из портфеля мобильный телефон и набрал номер жены.
Милена обладала особенностью безошибочно определять напиток и количество выпитого по голосу мужа. Не дослушав до конца его непонятные причитания, она велела вернуться, наконец, домой.
- Без тебя сын не уснет. Не заставляй его переживать, Гови. Марш домой, милый! - отрезала любимая. И отключилась.
Мистер Пинк не был совсем уж любителем выпить. Наркотики не принимал. На белую горячку и расстройства нервной системы не жаловался. Такое наваждение случилось с ним впервые. Может, заблудился. Может, это вообще другой квартал?! Отнюдь - соседские дома стоят в целости и сохранности.
-Вот же бредятина, - промямлил Пинк.
БРЕДЯТИНА, что и говорить.
Пинк попытался снова вытащить из кармана мобильник, но и он пропал. С трудом поднявшись, Говард Пинк побрел в неопределенном направлении. В конце концов, его занесло в «Ромовую лагуну» - одно из самых злачных мест спального района.
* * *
Серая комната с приличной, однако, мебелью. Но до чего же мутная голова. Говард Пинк лежал под одеялом и ощущал себя плохо прожаренным стейком. Собравшись с силами, он попробовал подняться. К счастью, получилось. Мистер Пинк отлично помнил события вчерашнего дня, но в итоге никакой ясности не было. Найти телефон в карманах пиджака Говард так и не смог.
Собравшись, Пинк вышел из номера. Холл отеля пустовал - постоялец просто положил несколько купюр на стойку администратора.
* * *
Следующие несколько дней мистер Пинк прожил как в тумане. Ни по одному из телефонов он не мог найти любимую Милену и сына. Мама Говарда тоже не отвечала.
Мистер Пинк ночевал в разных гостиницах и боялся идти в полицию. Не хватало еще действительно оказаться на койне психлечебницы.
В какой-то момент Пинк задумался: может, его разыгрывают?
Исключено. Все-таки не первое апреля. Да и родной особняк не мог просто взять и пропасть.
Может, близок конец света?
Что там говорили эти безумцы прошлых веков? Ну, восстания машин пока не видно. Да и костры ада нигде не горят.
Все это Говард Пинк в очередной раз прокручивал в голове на совещании, во время выступления начальника отдела ветряного энергообеспечения. Встреча шла ни шатко, ни валко. В любом случае, никто не выказывал беспокойства.
- А что, давно пора отправлять старину Гика на пенсию. Как считаешь? - Дональд, заместитель директора департамента по общим вопросам активно шептал Говарду на ухо. Допытывался.
Мистер Пинк с трудом сконцентрировался на словах коллеги.
- Не сегодня – завтра сам уйдет. У него ведь… - Пинк обернулся к товарищу и заорал, что есть силы.
На него смотрела только половина Дональда. Один глаз, часть узкого носа, одно плечо. И улыбки лишь половина.
В ужасе Пинк попытался закрыть лицо руками и завыл еще сильнее – от плеч тянулась к голове лишь одна рука. Второй не было. Как будто с рождения.
* * *
- Я же предупреждал, - взвизгнул профессор Зверев. Потом как-то резко выдохся. Выждал пару секунд, чтобы удостовериться: сердце не шалит.
- Антон Иванович, я только на минуту отошла – просушить сапоги… Всего на минуту…
Профессор, невысокий пожилой мужчина с обветренным лицом и песочной шевелюрой, держался двумя руками за один из стеллажей. Перед ним в растерянности стояла аспирантка Наталья. Впервые за полгода, которые Наталья трудилась в архиве, Антону Ивановичу Звереву пришла в голову мысль, что девушка может хоть на что-то отвлекаться от работы, что у нее есть обычные человеческие заботы.
У профессора сейчас не было сил на препирательства. Здание архивного департамента казалось огромным и гулким, очень похожим на склад. По крыше восьмой или девятый день подряд долбил дождь. Без остановок.
Профессор Зверев медленно подошел к небольшому окну. Обычно из него были видны все детали окрестного холмистого рельефа. Сейчас – только крупные капли на стекле и пелена дождя. Все.
Будто кто-то поливал и поливал планету из лейки.
- Наташа. Теперь без толку спорить, - теперь в голосе Антона Ивановича слышалась усталость. - Я сто раз предупреждал, что крыша течет тут и там, что в любой момент могут появиться новые дыры. Посмотрите, мы тонем под этим дождем. И вот внезапно вода обрушивается на еще один стеллаж. Часть документов просто уплывает к канализации. Часть просто отсыревает. А вы в этот момент сушите сапоги. Отлично!
Зверев понимал, что нет нужды углубляться в детали. Часть архивов – каждый документ со своей историей – уже не вернуть. Пропадают необычные миры, воплощенные на бумаге. Некоторые папки не развалились окончательно – просто отсырели. Их кончина – вопрос времени. Наверное, понадобится час другой.
Сейчас важно спасти как можно больше бумаг.
- Ладно, пора заменить ведра. Я уношу из всех рядов со стеллажами те ведра и тазы, что наполнены водой. Вы ставите пустые, - сказал профессор Зверев.
Наталья рассеянно подняла из-под ног одну из папок. В ней оказалась вполне современная и, что непривычно, земная история. Планета, где не так много проблем: нехватка энергетических ресурсов да пара тиранов на разных континентах. На странице, которую раскрыла аспирантка, было что-то о департаменте энергетики.
Бумага буквально разваливалась в руках аспирантки. Наталья попыталась было не расплакаться.
Не получилось.
Девушка не знала, что скоро погибнет и ее планета. С темно-лилового неба летели капли дождя…
* * *
Ирга была уверена: чтобы побороть страх перед публикой, достаточно просто рассредоточить взгляд. Нужно попробовать избегать зыбких лиц. И уж точно не стоит СМОТРЕТЬ одноклассникам в глаза.
Когда Ирга волновалась, у нее дико чесалась спина. Будущая выпускница думала, что на этом уроке к доске вызовут ее, но ошиблась. Учитель игнорировал отличницу. А под конец занятия попросил задержаться.
- Послушай, Ирга. С биологическим проектом ты однозначно попала впросак, - начала Джень Синсис. Шесть ее лап при этом были заняты делом: мыли колбы и пробирки.
Ирга попыталась, было, возразить. Инструкции у нее под рукой не было, и, в конце концов, это же экспериментальный образец. Только рот открыть не успела.
Джень Синсис примирительно погладила лапами пластины на плечах Ирги. И продолжила:
- Ты умница. Я уверена, обязательно сдашь экзамен на «отлично». Но посмотри на свой цветок. Да ты его залила! Девять дней – с самого начала проекта – поливала растение от души. И что?
Ирга покосилась на горшок, стоявший на столе в ряду многих. Ее проект. Часть багровых лепестков, действительно, отлетела. Отдельные отростки начали набухать и чернеть. Земля в горшке превратилась в маленькое болотце.
Ирга вздохнула. Спорить бесполезно. Но ведь она хотела, как лучше!
- Залила, - вновь заявила учительница. - Скорее всего, остальные лепестки тоже скоро отвалятся. Теперь вариантов немного. Так что возьми новое семя в лаборатории. До конца учебного года что-то да вырастишь.
Ну, новый цветок – значит новый цветок. Растение с тремя десятками ярких лепестков (и миров. Миров!).
Поблагодарив педагога, Ирга поплелась в лабораторию, которая располагалась в другом корпусе.
Проходя по коридору со стеклянным потолком, она посмотрела на небо и прошептала:
- Вездесущий, если ТЫ есть там, над облаками, помоги! Помоги мне не опростоволоситься снова… Пожалуйста!
* * *
Если смотреть на вещи буквально, КОЕ-КТО там, высоко над облаками, был. Но ЕГО волновали совсем другие вопросы.

Никита Ефимов.
Tags: рассказ, творчество
Subscribe
promo martin33 august 27, 2016 14:00 38
Buy for 50 tokens
Любите ли вы дорогу так, как люблю ее я? Порой очень нравится куда-то ехать. Многое, конечно, зависит от комфорта и настроения. Так, несколько лет назад меня очень вымотала поездка из Гусь-Хрустального в Рязань. А когда пару недель назад поехал на автобусе снова, даже понравилось. И подремал, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments