martin33 (martin33) wrote,
martin33
martin33

День в раю

Жители Эдемского считают свое село самым прекрасным местом на земле.

В этом парадизе нет улиц. Зато дома выстроились в гармоничную композицию – два ряда друг напротив друга. Одна дорога, асфальтированная. Село Эдемское Камешковского района похоже на шпагу, или, пожалуй, на слегка искривленную саблю.

Вместо инкрустированного брильянтами эфеса – пруд, обожаемый и местными, и гостями, приезжающими купаться из Камешково.
Даже в самую жару вода прохладна – слева и справа от миниатюрного пляжа бьют родники. Сейчас в воде барахтаются добрых два десятка ребятишек и взрослых.
Чуть правее – еще один небольшой пруд. Там не купаются, но ловят рыбу. В свое время выуживали карпов. Сейчас – улов оскудел. Разговор рыбаков заходит о храме – венце Эдемского. Два десятка лет назад Всехсвятская церковь была выкрашена в синий цвет. Едешь по дороге из Камешково – не налюбуешься на этакую красоту. А сейчас – стены храма выкрашены в красно-розовый оттенок…
— Все правильно, — объясняет мне настоятель храма отец Павел, присев на лавочку рядом с воротами. – Когда мы начали реставрировать храм, сняли со стен несколько слоев. Как выяснилось, была и синяя, и зеленая краска. Да какая только не была. Но у нас храм всех святых. Второй придел – Дмитрия Солунского, он тоже мученик. А цвет мучеников – красный. Синий – цвет Богородицы.
На территории храма – кладбище с еще дореволюционными захоронениями. На самой церкви – памятная табличка. Вчитываюсь: в 1902 году здание было капитально отреставрировано благодаря щедрости фабриканта Дербенева, который многое сделал для местных земель.

Каторжникам протягивали хлеб
Точной даты основания села либо первого упоминания его в документах никто из жителей не знает. Поэтому для себя люди ведут отсчет от основания храма. В следующем году Всехсвятская отпразднует юбилей – ее двери впервые открылись для прихожан в 1691 году. Это единственный в районе храм, который не закрывался во время Великой Отечественной.
— Сто лет назад в селе все было по-другому, — рассказывает староста Валентина Никитична Назимова. – Об этом нам говорили бабки, а им, в свою очередь, тоже бабки поведали. Тогда рядом с прудом была пекарня. С потрясающим мягким хлебом. Чуть поодаль – общественные бани. Мыться мог каждый, кто заплатит. Неподалеку от пруда проводились ярмарки. Съезжалась не только округа! Торговали всем, что было в доме. Какие времена! Предки считали, что свое название село получило из-за необыкновенной красоты. Прекрасные леса, поля. Пейзажи завораживающие. К тому же не шибко бедное было село, местами и зажиточное…
По дороге, пронизывающей Эдемское, в позапрошлом столетии водили каторжников до Суздаля, где была пересылка заключенных. Люди, закованные в кандалы, в отрепье, в лаптях, с измученными взглядами…
— Жители Эдемского очень жалели этих каторжников. Кто-то протягивал краюху хлеба, кто-то подсовывал картошку.

Брат Гагарина был скромным босяком
Сорок лет Лидия Васильевна Цыганкова живет в Московской области, в Мытищах. При этом считает своей Родиной и Владимирщину. В Эдемском прошло ее детство, опаленное войной. Эвакуация из Ржева, потеря родителей, детский дом…
— Папу забрали на фронт в первый день войны. Когда немцы пришли в город, все перемешалось. Маму убили. Из моего брата Юры фашисты шприцами высосали кровь – для своих раненых. А нас вытащили из домов и погнали по шоссе, — рассказывая, Лидия Васильевна почти плачет. – На окраине города стояли бараки, куда запихнули и взрослых, и детей. В 1943-м немцы отступили. Нам, ребятишкам, сказали: «Вы сироты, поедете в детдом». Тогда их повсеместно организовывали в тылу. Так я и оказалась в Эдемском детском доме. Худющая была, за стенки держалась. При приеме написали, что я с 1936 года. Только потом я узнала, что родилась в 1935-м.
Кормили в детском доме хорошо, да и местные помогали: то картофельными лепешками, то молоком. Детдомовские ребятишки дружили с сельскими, вместе шалили и играли. Благо, было где разбежаться – шуровали по всем лесам и сенокосам в округе. Дружно ходили в начальную школу.
— В детдоме, между прочим, вместе с нами жил троюродный брат Юрия Гагарина. У него примерно такая же история, как у меня, — добавляет Лидия Цыганкова. – Скромный был мальчик, спокойный. Да все мы, босяки, задиристыми характерами не отличались, на золотые горы не претендовали. Не то время было. Зато спустя годы каждый из нас выбился в люди – никаких уголовников. Встречаемся с ребятами до сих пор, вспоминаем…
Брат Гагарина Виктор Глебович Гордеев, рассказывает Лидия Васильевна, и вовсе последние три года жил не в Москве, а в Эдемском. Только в июне продал дом и поехал в столицу. По состоянию здоровья, на операцию.

«Без Эдемского мы не можем»
Сегодня Эдемское – привлекательное место для дачников. Покупают дома москвичи, владимирцы, ковровчане. Даже из Запорожья приезжают.
…На небе – лишь два облака. Одно похоже на какого-то слоненка, другое – овальной формы, почти без изъяна. Смахивает на мяч для регби. Слегка куражатся петухи – их разговоры, да еще стрекот кузнечиков и шум изредка проезжающих машин выливаются в музыку жаркого полдня. На лужайке перед окнами – дрова. Два неплохих автомобиля. В доме Смирновых меня угощают настоящим деревенским квасом. Во владении – и усадьба, и небольшой огородик. Гордость – огурцы. Петр Смирнов работает в московском аэропорту Внуково. В месте, что, хоть и земное, приближает к тебе небеса.
— В Москве можно только работать. В духоте, в суете не отдохнешь. Поэтому уже 17 лет мы проводим отпуск плюс, как минимум, одни выходные в месяц в Эдемском. Тут сладко… Спокойно, красиво. Чем не рай! Не приедешь сюда – чуть ли не депрессия начинается. Без Эдемского мы не можем… Это место чем-то притягивает…

Проклятые
— Здесь натуральный рай, — в один голос подтверждают и Валентина Никитична, и Лидия Васильевна. – Места прекраснее, наверное, нет! А раньше здесь было еще лучше.
— Но даже в нашем раю есть поганые места. В Эдемском – два проклятых дома. Испугался? Сейчас расскажу, — староста Валентина Назимова просто ходячая энциклопедия. Не только знает каждого односельчанина, но и байки с фактами помнит досконально. – Так вот, это было в мои школьные годы. Жила у нас очень красивая учительница Надя. Но рука у нее усохла, такая вот беда. В эту девушку влюбился другой педагог. Не отвечала она взаимностью… Что уж там было… Одним словом, зарезал этот педагог Надю прямо на скамейке перед домом. Потом в этом же жилище удавился брат Надежды. Дальше: в этом же доме мужик застрелил своего друга – проверял ружье перед охотой и пальнул. А после себе мозги вышиб. Через некоторое время проклятый дом начал гореть. Тогда там жила одинокая бабушка. Люди кинулись было ее спасать. А старушка с крыши только руки к небу подняла. И сгорела… Второй дом стоял почти напротив первого проклятого. Там тоже было и убийство малолетней девочки, и повешенные… Нас в детстве пугали, что там, мол, живут колдуны. И мы, сельские ребятишки, верили, побаивались. Сейчас, к слову, на месте этих домов отстроены другие. Все вроде бы спокойно.

«Мужиков почти не осталось»
В этом раю на Владимирщине вдоль дороги стоят мусорные баки. Дома по большей части аккуратные, с резными наличниками на окнах. Есть автобусная остановка. Рядом с иными воротами припаркованы добротные иномарки. Но дух деревни – не вышибешь! Одинокая «Эдемская лавка» с небольшим ассортиментом товаров – да и зачем в раю большой ассортимент. Денежные отношения – наличка и под запись в тетрадку («двадцатку вечером занесу!»). А рядом с магазином – пожелтевшая до поры картошка, выстроившаяся в бороздки.
— Я в Эдемском родилась, всю жизнь прожила, кроме него мне ничего не надо, — говорит староста села Валентина Назимова. – В двадцать один год стала депутатом, 41-й год уже как староста. И участковым приходится подрабатывать, так сказать, на четверть ставки, и советы давать, и за домами присмотреть, и деньги на покраску памятника павшим воинам выбить. У нас в селе есть газ, есть электричество. Вот только с колодцем беда — один на всех. Но многие роют во дворах. Да и народу все меньше и меньше, несмотря на дачников. Вымираем потихоньку… Мужиков-то почти и не осталось. Все больше бабушки. Начнешь с бабулей о былом разговаривать, а она и отвечает: «Ничего уж я не помню, Никитична». Нам бы теперь спокойно дожить. У иных людей места уж на кладбище выкуплены…

Конкретно
Сегодня в Эдемском — 117 домов и 213 жителей. С каждым годом все больше дачников и приезжих.

Сленг от местных

КВН. Расшифровывается как коньяк, выгнанный ночью, то бишь самогон. Второй вариант – кислый, вредный, недорогой.
Tags: путешествия, работаю глазами, рай
promo martin33 august 27, 14:00 38
Buy for 50 tokens
Любите ли вы дорогу так, как люблю ее я? Порой очень нравится куда-то ехать. Многое, конечно, зависит от комфорта и настроения. Так, несколько лет назад меня очень вымотала поездка из Гусь-Хрустального в Рязань. А когда пару недель назад поехал на автобусе снова, даже понравилось. И подремал, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments