martin33 (martin33) wrote,
martin33
martin33

Как я снимался в кино


Актер массовки – cамая соль! Вы об этом спросите гримеров, которым приходится готовить по сто и двести актеров массовых сцен за день. Чуть ли не любого суздальчанина спросите! Некоторые горожане уже в пяти-шести картинах снимались. Вот и я вливаюсь в дружную массовку исторического фильма «Раскол». Сегодняшние съемки – в Спасо-Евфимьевском монастыре.
Тертые штаны, поношенные сапоги. Как говорится, бедняку одеться – подпоясаться. Еще мне дают шапку на меху («У мужика один головной убор на все времена года!») и кафтан. Точнее, какую-то рвань вместо кафтана.
Теперь – грим. Где-то полчаса уходит на то, чтобы приклеить мне натуралистичную бороду и реденькие такие усы. Таким образом, я стал «ожесточенным новгородским мирянином в лохмотьях». После работы гримеров знакомые узнают меня не сразу. Вот так гримеры-мастера! Потом узнал, кстати, что многие гримеры, работающие на этой картине, в свое время готовили к съемкам Александра Абдулова, Армена Джигарханяна и Олега Меньшикова.
Ну, давайте мне роль. Ага, щас! Теперь, говорят мне более опытные актеры массовых сцен, будем ждать. Может, час, может три. Миряне и монахи ничтоже сумняшеся укладываются на отдых под тень деревьев. Расстилают рясы и кафтаны на траву, парни с шапками набекрень достают мобильники и плейеры с наушниками. Стык веков.
Съемки идут своим чередом. «Патриарх Никон» восемь дублей подряд выкрикивает что-то про Новгород и анафему. Его гневное «Покайтесь!» сотрясает знойную тишину монастыря… Да, дело будет долгим...


Отворяйте ворота!
— Миряне, собираемся, — вещает в мегафон какой-то помощник помощника. Нас приводят на место съемок. Фильм-то про реформы и церковный раскол 17 века, про патриарха Никона, боярыню Морозову, царя Алексея Михайловича и раскольников-старообрядцев. Мы – разъяренная толпа жителей Новгорода. Задача: с помощью бревна, вил и собственной силы атаковать ворота монастыря, где с позволения Никона укрылся опальный воевода.
Споро принимаемся за дело. Несколько репетиций с бревном, врезающимся в натуральные ворота на территории Спасо-Евфимьевского монастыря. Мотор! Начали. Стоп. Снято. Следующий кадр – сложнее: ворота (предварительно их подпиливают) должны рухнуть. Толпа в сто мужиков и тридцать женщин врывается в монастырь, расталкивает монахов, а особо хваткие молодцы – специально внедренные в наш стройный массовочный ряд профессиональные каскадеры – скручивают патриарха.
 А голос отняли
Мне и еще троим мирянам раздают фразы, которые нужно будет зычно выкрикнуть из кипящей толпы. Репетируем – успешно.
— Хорошо кричите, вот только ты теряешься, — второй режиссер обращается к одному из мужиков. – Пупочек-то напряги, соберись!
Кстати, второй режиссер картины – Евгений Досталь, сын Николая Досталя. К отцу на съемочной площадке обращается только по имени и отчеству. Без поблажек — родство никак не проявляется. Мы еще раз репетируем выкрики, но тут подходит Николай Досталь. Узнав, что я журналист, гневно выпаливает:
— Забери у него текст, — и, чувствуя замешательство сына, повторяет. — Отбирай, отбирай.
Но я не в обиде! В такт с мужиками, орудующими бревном, бьюсь плечом о ворота. Семь раз мы репетируем нападение на монахов. Бегаем по 50 метров туда-сюда. То вместо злых физиономий смешки в кадре, то к Никону не так подступились. В перерыве между попытками вся массовка дружно прикладывается к канистрам с водой. За несколько минут от сорока литров влаги ничего не остается.
Кстати, исполнителю роли патриарха Валерию Гришко приходится несладко – семь репетиций и три дубля. То есть каскадеры десять раз подряд били героя и заваливали его на пол. При этом в каждой драке от Валерия требовалось что-то выкрикивать.
Сегодня я знать, завтра – чернь
Восемьдесят процентов массовки – жители Суздаля. Пятая часть – владимирцы. За один съемочный день актеру массовых сцен платят 500 рублей. Бывает по-всякому: или весь день пролежишь на траве, или снимаешься дубль за дублем. Но актерам массовки нравится. Системотехник из Владимира Евгений уже поднаторел в этом деле.
— Два дня я даже был протодьяконом, помощником Никона. У меня были крупные планы! Руку патриарху целовал. А теперь, получается, в роли простого мужика придется того же Никона бить.
Будущий бухгалтер Яна Горелова признается, что первый гонорар – в общей сложности, тысяч восемь-десять получится — тратить не будет. Наоборот, примется копить. Правда, еще не придумала на что. Есть желание поступать в театральный институт.
А вот автослесарь Роман замечает: если бы попал в массовку лет десять назад, может, и пошел бы получать актерское образование. Теперь поздновато.
— Вообще-то я продолжатель традиций. Мой дед играл в фильме Тарковского «Андрей Рублев», — говорит Роман. – Случай расскажу. Мой отец маленьким мальчиком пошел в школу. Возвращается – рядом с домом стоит церковь, которой сроду здесь не было. Испугался! Оказалось, киношники за несколько часов декорацию соорудили. А деда моего очень хорошо загримировали, бороду сделали, волосы. Он пришел домой под видом незнакомца и просит позвать на разговор… себя же. Посидел, подождал, пообедал и ушел. Родные деда так и не узнали.
 Деспотичный Досталь
Николай Досталь работает неистово. Готов снимать по десять дублей подряд, игнорировать обед и ночной сон. Порой покрикивает и даже, можно заметить, взрывается. Капризный деспот! Сам хватает рогатину и показывает, как надо ею стучать. Сам расставляет массовку. Но уже через минуту Николай Николаевич мягок с актерами и операторами. В общем, человек момента и настроения. Держа в руках нити процесса, Досталь дирижирует слаженным ансамблем – и действие разворачивается поистине эпическое! Кстати, в этом ансамбле почти нет звезд (это при том, что каналы требуют участия в проекте медийных лиц). Это, надо сказать, сознательное решение режиссера.
— У нас в фильме снимаются только Роман Мадянов и Александр Баширов – с ними я работаю давно, — рассказывает Николай Николаевич Досталь. – Когда ко мне приезжают журналисты, я спрашиваю: «Зачем? Ведь у нас нет ни Безрукова, ни Хабенского, ни Машкова, ни Михалкова». Понимаете, как актер может быть священником, когда на одном канале он мент, на другом – олигарх, на третьем – вор в законе. Нужны лица новые, незнакомые.
Стоп. Снято!
Весь путь этой масштабной телевизионной экспедиции – больше двухсот съемочных дней. Работа на Соловках, в Кандалакше, Ростове Великом и других городах. Суздаль – заключительная точка, последние сцены, финальные эпизоды. Для достоверности под стенами монастыря неподалеку от речки Каменки отстроили специальный бутафорский городок, который олицетворяет Великий Новгород. Также места близ Суздаля на какое-то время превращались в места под Смоленском.
— Работа в Суздале – это прекрасно, — уверен Николай Досталь. – Отличный город, доброжелательные люди, даже жара не страшна! Единственная беда – ужаснейшие дороги. Может быть, одна улица нормальная, а остальные – жуть! Мы с нашей техникой, с машинами замучились. В остальном – все замечательно! Обязательно приеду к вам еще.
…Съемки сериала в Суздале закончились 29 июля. Собственно, теперь киношники будут монтировать материал и готовить окончательную версию 16-серийного телевизионного фильма. Говорят, жители Владимира и Суздаля смогут увидеть себя на экране весной следующего года.

 Исполнитель роли Никона Валерий Гришко:
«В церковь я не хожу»

Малоизвестный актер получил роль Патриарха в последний момент. Отчасти помог случай. Теперь Валерий признается, что работать с Досталем – радость.
— Никон – прекрасная драматическая роль. Вообще-то я равнодушен к вере, не хожу в церковь, не молюсь. Ну и что?! Ведь играю человека, а не какую-то чисто церковную историю.


Просто факт
Картина снимается самыми современными цифровыми камерами. Точно такие же аппараты использовались, например, в создании оскароносной картины «Миллионер из Трущоб».

Про бюджет
Стоимость 16-серийной картины «Раскол» — 10 миллионов долларов. Рекорд! Но уже говорят: «Досталю денег не вдосталь».
— Да, телеканал Россия считает, что у нас очень хороший бюджет. А мне кажется, что бюджет – впритык, — говорит Николай Досталь. — Только-только хватает. Потому что очень напряженные и тяжелые съемки. В некоторые города приезжали по два раза. Как выходим из положения? Стараемся экономить. Не распихиваем деньги по карманам, а вкладываем их в кадры. И, думаю, зритель увидит на экране каждую копейку. К тому же, у нас нет звезд, которые баснословными гонорарами съели бы половину бюджета.
Tags: кино, работа
promo martin33 august 27, 14:00 38
Buy for 50 tokens
Любите ли вы дорогу так, как люблю ее я? Порой очень нравится куда-то ехать. Многое, конечно, зависит от комфорта и настроения. Так, несколько лет назад меня очень вымотала поездка из Гусь-Хрустального в Рязань. А когда пару недель назад поехал на автобусе снова, даже понравилось. И подремал, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments